Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Правовая природа депутатского мандата виды мандатов

правовая природа депутатского мандата виды мандатов

В основе юридической природы депутатского мандата лежит конституционное положение о том, что народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Следует отметить, что современная демократия имеет ярко выраженную тенденцию, свидетельствующую о том, что осуществление власти народом проводится на основе не непосредственной, а представительной демократии. В этой связи французский социолог П. Бурдье совершенно справедливо отмечал, что народ не может существовать иначе, как делегируя свои полномочия какому-либо лицу или органу, способному действовать в качестве юридического лица или группы [25, с. 234].

Представительными органами власти являются парламенты и представительные органы местного самоуправления, которые состоят из депутатов, избираемых на основе всеобщего, равного, и прямого избирательного права при тайном голосовании. Следовательно, депутатом является лицо, представляющее общество и выражающее его волю. В этом и состоит сущность депутатского мандата как представителя народа, его избравшего. Именно население наделяет депутата своими полномочиями на осуществление государственной власти и местного самоуправления. Депутат является полномочным представителем народа. Однако это представительство не означает, что население в полном объеме передает депутату принадлежащую ему власть. Представительство представляет собой лишь официальное выражение доверия осуществлять волю народа. Население определенного избирательного округа наделяет депутата полномочиями на осуществление принадлежавшей ему власти [26, с. 15].

Концепция народного представительства в науке конституционного права (Б.А. Страшун) излагается как совокупность следующих принципов: национальное представительство учреждается конституцией; народ как носитель суверенитета уполномочивает парламент осуществлять от его имени законодательную власть; с этой целью народ избирает в парламент своих представителей; член парламента — представитель всего народа, а не тех, кто его избрал, поэтому он не зависит от избирателей, не может быть ими отозван [27, с. 97-98]. Последнее, на наш взгляд, не означает, что депутат не может быть отозван. Отзыв депутата как раз и является гарантией того, что депутат есть представитель населения, выражающий его волю. В данном случае нельзя быть столь категоричным, тем более, что в юридической практике существуют как императивные (возможность отзыва депутата), так и свободные (невозможность отзыва депутата) депутатские мандаты. В теории же существуют обе точки зрения.

Так, например, по мнению Л. Дюги депутат является не представителем населения, а его уполномоченным. Отсюда он приходит к выводу о свободном депутатском мандате [27, с. 98]. Противоположной точки зрения придерживался Д. Локк, который считал, что власть законодателя, демократически избранного народом, не может выходить за пределы мандата, полученного им от народа, поэтому представительная демократия не является полной, завершенной, всегда нуждается в подтверждении властного мандата. Отсюда — депутатский мандат должен быть императивным [28, с. 486].

Следует отметить, что в российском федеральном и региональном законодательстве о статусе депутатов отсутствует принцип императивного депутатского мандата, характерный для советской эпохи. Исследователи правового статуса депутата полагают, что мандат депутата представительного органа власти — это свободный мандат, поскольку избиратели не вправе определять позиции депутата, не дают ему обязательного наказа, он не связан правовыми обязанностями перед избирателями [29, с. 366; 30, с. 119].

Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» не закрепляет возможность отзыва депутата избирателями, оставляя этот вопрос на решение самих субъектов РФ. Конституции (уставы) ряда субъектов РФ, например Конституция Республики Коми (ст. 79, ч. 5), Конституция Республики Татарстан (ст. 70, ч. 5), предусматривают такую возможность. В то же время в других основных законах субъектов РФ установлен прямой запрет возможности отзыва депутата (ст. 35, ч. 3 Устава Свердловской области). Представляется, что на уровне субъектов РФ следует учитывать принцип императивности депутатского мандата, т.к. депутат регионального уровня должен отражать не столько интересы государства в виду того, что субъекты РФ не обладают государственным суверенитетом, сколько интересы населения, его избравшего. Несмотря на то, что российское законодательство последнего периода последовательно проводит идею об отказе от императивного мандата, в некоторых субъектах РФ отдельные правовые нормы, характерные для института императивного мандата, сохранились.

Однако тенденция развития федерального законодательства, касающегося принципов организации и деятельности органов государственной власти субъектов РФ, позволяет сделать вывод о том, что федеральный законодатель пошел по пути признания необходимым введения свободного депутатского мандата и на региональном уровне [26, с. 17].

Следует отметить, что юридическая природа депутатского мандата имеет тесную связь с многопартийностью. В этом случае депутаты выражают интересы не столько населения, сколько политических партий и блоков. Следовательно, в данном случае депутатский мандат должен быть свободным, поскольку население, непосредственно не избиравшее конкретного депутата, не может быть наделено правом его досрочного отзыва.

Поскольку федеральный законодатель ввел обязательность формирования законодательного (представительного) органа субъекта РФ, в том числе по пропорциональной системе, то тем самым он указал на необходимость признания депутатского мандата на уровне субъекта РФ свободным. Между тем, по нашему мнению, в силу указанных выше причин этот депутатский мандат должен быть императивным. Данный вывод вытекает из конституционных принципов российского федерализма и непризнания суверенитета, даже ограниченного, субъектов РФ. Только депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ в силу того, что они являются выразителями интересов суверенного государства, должны иметь свободный депутатский мандат.

В настоящее время императивный мандат трактуют не только в контексте связи депутата с избирателями, но и в контексте связи депутата с волей политической партии [31, с. 424]. Во всяком случае, политическая практика свидетельствует о том, что результаты голосования депутата напрямую зависят от позиции той фракции, в которой он состоит.

Между тем право отзыва депутата избирателями может быть признано на уровне субъекта РФ, т.к. здесь депутаты выражают не столько общегосударственные интересы, сколько интересы своих избирателей. Этот принцип нельзя распространять на депутатов Государственной Думы РФ, т.к. последние в большей степени являются выразителями интересов государства, чем своих избирателей. Т.е., принцип отзыва депутатов избирателями допустим на уровне субъектов РФ, но не допустим на общефедеральном уровне. Депутатский мандат на уровне субъектов РФ может быть императивным, а на федеральном уровне он является свободным. На уровне местного самоуправления ни у кого сомнений не вызывает, что депутатский мандат должен быть императивным, т.к. депутаты в этом случае выражают интересы своих избирателей, заботятся о нуждах и чаяниях избирателей по их месту жительства.

Таким образом, юридическая природа депутатского мандата зависит от уровня представительного органа власти: федерального, регионального, местного. На федеральном уровне депутатский мандат должен быть свободным, не предусматривающим отзыва депутата избирателями, на региональном и местном уровнях депутатский мандат должен быть императивным. Здесь депутат должен выражать волю и интересы населения, его избравшего, а не государства. Разная юридическая природа депутатского мандата объясняется тем, что представительные органы власти в РФ не представляют собой единую систему, связанную с жесткой вертикалью подчиненности подобно органам исполнительной власти.

82. Конституционно-правовой статус депутата Государственной Думы Федерального Собрания рф. Конституционно-правовой статус члена сф.

В соотв. с К. (ст. 97, 98) и ФЗ № 3 94г. «О статусе депутата ГД, СФ»:

1) Член СФ не м.б. одновременно депутатом ГД.

2) Член СФ не м.б. членом иных представительных органов гос. власти и органов местного самоуправления.

3) Члены СФ работают на профессиональной постоянной основе.

4) Члены СФ не м. находиться на гос. службе, заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности.

5) Члены СФ обладают неприкосновенностью в течение всего срока их полномочий. Они не м.б. задержаны, арестованы, подвергнуты обыску, кроме случаев задержания на месте преступления, а также подвергнуты личному досмотру, за исключением случаев когда это предусмотрено ФЗ для обеспечения безопасности других людей. Вопрос о лишении неприкосновенности решается по представлению Ген. прокурора РФ соответствующей палатой ФС.

Депутат — это центральная фигура представительных органов власти. Депутаты Государственной Думы — это избранные народом представите­ли, уполномоченные осуществлять законодательную власть в Федераль­ном Собрании от имени всего российского народа. В основе их депутат­ского мандата лежат отношения между депутатами и избирателями. Кон­ституционный статус депутата законодательного органа РФ определяется прежде всего Конституцией РФ и Федеральным законом «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государ­ственной Думы Федерального Собрания РФ».

Взаимоотношения между избирателями и избранным ими депута­том могут строиться на принципах «императивного мандата» и «сво­бодного мандата». Понятие «императивный мандат» включает в себя совокупность трех элементов: обязательности наказов избирателей для депутата, обязательной отчетности депутата и права избирателей на его отзыв. В данном случае депутат выступает мандатарием, представите­лем избирателей того округа, в котором он избран.

До выборов 1993 г. отношения между депутатом и его избирателя­ми строились исключительно на признании императивности его мандата. Действующая Конституция закрепила новый принцип отноше­ний с его избирателями, который получил название в науке «свобод­ный мандат». Этот принцип парламентаризма означает, что депутат юридически не связан поручениями избирателей и действует в парла­менте, сообразуясь со своими представлениями о должном и собствен­ной совестью. На этом основании отрицается право избирателей ото­звать депутата, не оправдавшего их доверия. В соот с совре­менной доктриной конституционного права депутат в парламенте — прежде всего полноправный член коллегии, обладающий властными полномочиями на всей государственной территории.

Депутатом Государственной Думы может быть только гражданин РФ, достигший 21 года и обладающий активным избирательным правом. Для депутатов Думы существуют ограничения: они не могут быть депутатами любого другого представительного орга­на, в том числе членами Совета Федерации; замещать иную государст­венную и муниципальную должность; находиться на государственной и муниципальной службе, заниматься предпринимательской и другой оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной и иной творческой, состоять членом органа управления хозяйственного общества или иной коммерческой организации. В течение всего срока своих полномочий депутаты Государственной Думы работают на про­фессиональной постоянной основе.

Формами деятельности депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации являются:

а) участие в заседаниях палат, как раздельных, так и совместных;

б) участие в выполнении поручений палат Федерального Собрания;

в) участие в работе комитетов и комиссий палат, согласительных и специальных комиссий, создаваемых Советом Федерации и Государ­ственной Думой;

г) участие в парламентских слушаниях;

д) внесение законопроектов;

е) внесение парламентского и депутатского запросов;

ж) обращение с ?ами к членам Правительства на заседании палаты;

з) обращение к соответствующим должностным лицам с требова­нием принять меры по немедленному пресечению обнаружившегося нарушения прав граждан.

Кроме того, депутат Государственной Думы имеет право участво­вать в работе депутатских объединений — фракций и депутатских групп, а также должен работать с избирателями.

Одним из важнейших полномочий члена Совета Федерации и депу­тата Государственной Думы является право законодательной инициативы, которое осуществляется в форме внесения в Государственную Думу законопроектов, поправок к ним, законодательных предложений.

Депутаты и члены палат Федерального Собрания имеют право за­проса Правительству РФ, Генеральному прокурору РФ, Председателю Центрального банка, руководителям федеральных органов исполните­льной власти, руководителям исполнительных органов государствен­ной власти субъектов Федерации и органов местного самоуправления по кругу ?ов, входящих в компетенцию этих органов, на который органы обязаны дать либо устный ответ на заседании палат Федераль­ного Собрания РФ, либо письменный не позднее чем через 15 дней со дня получения запроса.

Мандат депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации

В современном мире достаточно остро стоит проблема ответственного осуществления властных полномочий органами государства и местного самоуправления. Так, в Парижской Хартии для новой Европы, подписанной 21 ноября 1990 г. главами государств, справедливо сказано: «Демократия, имеющая представительный и плюралистический характер, влечет за собой подотчетность избирателям…». Некоторые государства в качестве одного из механизмов обеспечения ответственного правления рассматривают императивный мандат депутата. Именно этим, по-видимому, объясняется их стремление закрепить в своем законодательстве элементы императивного мандата депутата. Например, 15 ноября 1999 г. в Венесуэле была принята новая конституция, которая ввела исключительно мажоритарную избирательную систему и предусмотрела институт отзыва любого представителя государственной власти, потерявшего доверие народа . Избирательный кодекс Республики Беларусь от 11 февраля 2000 г. достаточно подробно регламентирует процедуру отзыва депутатов всех уровней власти3. В 2004 г. в Узбекистане принят Закон «Об отзыве депутата местного Кенгаша народных депутатов, депутата Законодательной палаты и члена Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан»4. Федеральный конституционный суд ФРГ особо подчеркивает, что ст. 38 Конституции Германии, закрепляющая основные признаки свободного мандата депутата, распространяется только на депутатов Бундестага, а не на народных представителей в землях и общинах . То есть на уровне субъектов германской федерации и местного самоуправления может действовать императивный мандат депутата.

В ряде стран с официально признанным свободным мандатом депутата были попытки введения норм, обязывающих каким-либо образом депутата перед избирателями. Так, в 1894 году в парламент Франции был внесен законопроект, согласно которому депутат связывался юридической обязанностью поддерживать свою программу, одобренную избирателями. В случае нарушения этой обязанности, избиратели могли судебным порядком заставить его сложить полномочия . В некоторых государствах, несмотря на законодательный запрет отзыва депутата, избирателями проводятся своего рода акции протеста, сопровождающиеся сбором подписей за отзыв какого-либо народного избранника. Например, в 2005 г. жители Сыхивского микрорайона города Львова собрали 30 тысяч подписей за отзыв народного депутата Украины Т. Чорновола. Однако эта инициатива окончилась лишь направлением Т. Чоноволу обращения о прекращении депутатских полномочий3. Подобные факты вызывают особый интерес на фоне практически единодушного признания в науке конституционного права архаичности и нежизнеспособности императивного мандата депутата.

Практике конституционализма зарубежных стран известно несколько способов закрепления императивного мандата депутата. Во-первых, конституция может прямо указывать на все элементы императивного мандата. Например, Конституция штата Калифорния (США) предусматривает право народа давать наказы своим представителям (раздел 3) и требовать отчетности от своих законодателей (раздел 22), а также право выборщиков на отзыв выборных должностных лиц (раздел 13)

Во-вторых, конституция может провозглашать не все, а некоторые элементы императивного мандата депутата. Этот способ закрепления императивного мандата является наиболее распространенным в мировой практике. Так, отчетность и отзыв депутата предусматриваются в Конституции Республики Куба от 15 февраля 1976 г. (в редакции 31 января 2003 г.)1, наказы и отзыв — в Конституции штата Массачусетс (США) 1780 г. (в ред. 1990 г,)2, отчетность и отзыв — в Конституции Социалистической Республики Вьетнам от 15 апреля 1992 г

В-третьих, конституции некоторых государств умалчивают о природе депутатского мандата, однако при этом элементы императивного мандата содержаться в других нормативных актах. Например, хотя в Конституции Республики Беларусь не указано на императивный характер мандата депутата, Избирательный кодекс от 11 февраля 2000 г. предусматривает процедуру отзыва депутата Палаты представителей и депутата местного Совета депутатов4.

Интересно отметить, что истории и современной зарубежной практике государственного строительства известны случаи игнорирования конституционных норм при установлении фактических взаимоотношений депутата с избирателями. В частности, в первой Конституции Германской Демократической Республики от 7 октября 1949 г. содержались положения, согласно которым депутаты Национальной палаты признавались представителями всего народа и обязаны были подчиняться не наказам избирателей, а исключительно своей совести. То есть в Конституции закреплялся свободный мандат депутата. Одновременно Регламент Национальной палаты этой страны 1954 г. обязывал депутатов принимать и исполнять наказы избирателей, не реже одного раза в год отчитываться перед ними и допускал возможность досрочного отзыва по требованию избирателей6, то есть устанавливал императивный мандат депутата. При этом, несмотря на высшую юридическую силу Конституции, применялись нормы Регламента. В ст. 15 Конституции Японии 1947 г. говорится: «Народ обладает правом избирать публичных должностных лиц и отстранять их от должности»7. Казалось бы, Конституция закрепляет право отзыва депутатов и в стране должен действовать императивный мандат. Однако ни в Конституции, ни в других нормативных актах не называются реальные способы осуществления народом права отзыва, что позволяет депутатам Палаты представителей Японии действовать свободно

В конституционно-правовой науке в качестве признаков императивного мандата депутата называются: представительство депутатом избирателей своего округа, обязательность для депутата наказов избирателей, необходимость проведения периодических отчетов о своей деятельности и возможность отзыва депутата, не оправдавшего доверия. При чем, большинство ученых полагают, что для признания мандата депутата императивным необходимо одновременное наличие всех перечисленных признаков. Однако практика зачастую идет в разрез с теорией.

Депутат является представителем своего избирательного округа. Этот признак императивного мандата депутата не нашел своего законодательного подтверждения. Нормативно-правовые акты зарубежных стран либо вообще обходят этот вопрос стороной, либо закрепляют, что депутат является представителем нации в целом и своего избирательного округа. Например, в ст. 82 Конституции Республики Куба в редакции от 31 января 2003 г. приоритет отдается общенациональным интересам перед интересами региона. В частности, в ней закрепляется, что «депутаты Национальной Ассамблеи Народной Власти обязаны развертывать свою работу в интересах народа» и лишь «поддерживать контакты со своими избирателями» (ст. 82). Конституция Китайской Народной Республики от 4 декабря 1982 г. (в редакции от 14 марта 2004 г.) также преимущественно оперирует таким понятием как «народ», а не «избиратели округа». Так, согласно ст. 76 этой конституции, «депутаты Всекитайского Собрания Народных Представителей должны поддерживать тесную связь с избравшими их органами и народными массами, выслушивать и отражать мнения и требования народных масс, отдавать все силы служению народу»3. При достаточно известной тенденции регионализма в представительных органах США, конституции штатов Калифорния

Конституционно-правовой статус депутата Государственной Думы Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

А. В. Стремоухое, И. H. Пресное

конституционному строю. Гибель самодержавия в этих условиях обернулась и гибелью созданного им представительства, кратковременное существование которого вписало яркую и поучительную страницу в историю отечественной государственности.

А. А. Стремоухое, * И. H. Пресное*

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ДЕПУТАТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ

Изучению правового статуса субъекта права посвящено большое количество работ отечественных ученых-юристов.1 Для всех отраслей права, в том числе и конституционного, понятие «статус субъекта права» является одним из ключевых.2

Латинское слово status означает состояние, положение. В соответствии с этим многие правоведы под правовым статусом в самом широком смысле понимают юридически закрепленное положение человека в обществе. Общий правовой статус человека реализуется в рамках общих правоотношений, которые возникают между ним и государством на основе правовых норм. Наряду с общим правовым статусом существуют отраслевой и специальный правовые статусы.3 Они соотносятся с общим правовым статусом как общее и особенное.

Отраслевой и специальный правовые статусы осуществляются в конкретных правоотношениях. Поскольку депутаты Государственной Думы как субъекты конституционного права вступают в разнообразные отношения как с государством, так и с избирателями, постольку они становятся носителями различных конституционных прав и обязанностей. Объем этих прав и обязанностей, при-

* Кандидат юридических наук, старший преподаватель Санкт-Петербургского военного института внутренних войск.

** Аспирант Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина.

1 Братко А. Г. Правовой статус физических лиц и организаций II Теория права и государства: Учебник I Под. ред. В. В. Лазарева. М., 1997; Витрук Н. В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. М., 1977; Лукашееа Е. А. Правовой статус человека и гражданина II Права человека: Учебн. для вузов I Отв. ред. Е. А. Лукашева. М., 1999. С. 91—105; Стремоухое А. А. Правовой статус специального субъекта права: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2003, и др.

2 Якимое А. Ю. Статус субъекта права (теоретические вопросы) II Государство и право. 2003. № 4. С. 5.

3 Мигачее Ю. И. Правовой статус военнослужащих, гарантии его реализации и защиты в Российской Федерации II Государство и право. 1997. № 10. С. 73—82; Стремоухое А. А. Правовой статус специального субъекта права. и др.

обретаемых в конкретных правоотношениях, отличается, главным образом, в зависимости от юридических фактов. Правовое положение конкретного депутата Государственной Думы может рассматриваться как сумма общего правового статуса индивида и того статуса, который приобретает данный депутат в конкретных правоотношениях.

В связи с исследованием статуса депутата Государственной Думы следует отметить, что в конституционном праве используются однопорядковые, но не равнозначные понятия: «статус депутата», «правовой статус депутата» и «конституционный статус депутата». Если статус депутата определяется как правовыми нормами, так и внеправовыми, то правовой статус депутата урегулирован только правовыми нормами. Понятие же конституционного статуса депутата значительно уже двух названных. Специфика конституционного статуса обусловлена назначением и самой природой конституции, которая призвана закреплять основополагающие начала организации государства и регулировать основные, наиболее существенные общественные отношения. Нормы конституции являются исходными, определяющими статус депутата.1

Деятельность гражданина в качестве депутата Государственной Думы — особый вид гражданской государственной службы2 со своими особенностями. Во-первых, предусмотренные законом и объективно обусловленные ограничения прав депутатов восполняются предоставлением им большого числа гарантий неприкосновенности, личной безопасности, социальных и организационных. Во-вторых, несмотря на равенство граждан России перед законом (ст. 19 Конституции), депутаты несут юридическую ответственность, установленную для граждан РФ с учетом особенностей своего конституционно-правового статуса.

Таким образом, правовой статус гражданина, имеющий общий характер и распространяющийся на всех граждан страны, получает нормативную конкретизацию применительно к отдельной категории граждан. На этой основе складывается специальный правовой статус узкого круга лиц — депутатов Государственной Думы.

Юридический статус депутата, как и любое другое правовое явление, имеет свою структуру. По поводу структуры юридического статуса гражданина ученые долго спорят. Не обошел этот спор и проблему структуры конституционного статуса депутата, хотя работ, специально посвященных этой проблеме, опубликовано не так уж и много. К их числу необходимо отнести работы А. А. Безуглова,3

1 Зиновьев А. В. Статус народного депутата в СССР (проблемы теории и практики). Л., 1987. С. 8—9.

2 О государственной гражданской службе: Федеральный закон от 27 июля 2004 г. II Собрание законодательства. № 31. Ст. 3215.

3 Безуглов А. А. 1) Правовой статус советского депутата. М., 1974; 2) Теоретические проблемы правового статуса советского депутата: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1971.

А. В. Стремоухое, И. Н. Преснов

Н. В. Витрука,1 А. В. Зиновьева,2 О. О. Миронова,3 В. А. Сивова4 и некоторых других авторов. Анализ их работ позволил выделить два подхода к пониманию структуры правового статуса депутата: 1) узконормативный и 2) сложнонормативный.

Представители узконормативного понимания структуры правового статуса полагают, что он состоит из двух компонентов: субъективных прав и юридических обязанностей.5 Автор первого подхода Н. В. Витрук к элементам правового статуса относит: 1) права и обязанности депутата и 2) законные интересы депутата. Он пишет: «Права и обязанности депутатов составляют основные элементы их правового статуса <…> Нам представляется, что в качестве самостоятельного элемента правового статуса депутата из его структуры следует выделить законные интересы депутата». К сожалению, второй элемент не получил раскрытия в тезисах, а был только назван. По мнению Н. В. Витрука, функции народных депутатов и гарантии депутатской деятельности не являются элементами правового статуса депутата.6

Концепцию Н. В. Витрука, считает А. В. Зиновьев, нельзя признать бесспорной, потому что, якобы, невключение функций народных депутатов в статус по существу лишает смысла все другие его элементы, так как невозможно говорить о статусе без учета основных направлений деятельности депутатов, а исключение гарантий депутатской деятельности из элементов статуса лишает народного депутата возможности беспрепятственно и эффективно осуществлять свою деятельность, а в определенных случаях даже парализует ее?7 Следует заметить, что почти все авторы, исследующие вопросы правового статуса советских граждан и органов управления, относят к его элементам гарантии.8

Нельзя признать удачной также и трактовку Н. В. Витрука, в которой он дополняет узконормативную характеристику правового статуса таким компонентом, как законные интересы, которые неразрывно связаны с субъективными правами и обязанностями, служат продолжением, этапом на пути формирования но-

1 Витрук Н. В. Структура правового статуса депутата: Вопросы теории II Закон о статусе депутатов на практике: Материалы научно-практической конференции. Ярославль, 1976.

2 Зиновьев А. В. 1) Конституционный статус народных депутатов II Конституционные основы народовластия в СССР I Кожохин Б. И., Толстой Ю. К, Хохлов В. Ф. Под ред. Б. И. Кожохина, Ю. К. Толстого. Л., 1980; 2) Статус народного депутата в СССР (проблемы теории и практики). Л., 1987.

3 Миронов О. О. Конституционный статус депутатов парламентов II Журнал российского права. 1997. № 4. С. 130—138.

4 Сивов В. А. Статус советского депутата. Л., 1973.

5 См.: Проблемы советского социалистического государства и права. М., 1969. С. 228—229; Вит-рук Н. В. Правовой статус личности в СССР. М., 1985. С. 8.

6 Витрук Н. В. Структура правового статуса депутата: Вопросы теории. С. 20—21.

7 Зиновьев А. В. Статус народного депутата в СССР (проблемы теории и практики). Л., 1987. С. 10.

8 Конституционный статус личности в СССР. М., 1980.

вых прав и обязанностей.1 Законные интересы, т. е. интересы, которые прямо не закреплены в юридических правах и обязанностях, едва ли необходимо выделять в качестве самостоятельного элемента правового статуса. Интерес предшествует правам и обязанностям независимо от того, находит ли он прямое закрепление в законодательстве или просто подлежит правовой защите со стороны государства. Интерес — это категория внеправовая, или «доправовая», и закрепляется не только в конкретных правовых предписаниях, но и в общих принципах права.2

Достаточно узко трактуют структуру правового статуса депутата Государственной Думы Ж. И. Овсепян и В. М. Баглай. Первый пишет, что статус депутата складывается из двух частей: из полномочий парламентария и гарантий статуса,3 а второй, что — из трех частей: прав, обязанностей и ответственности.4

В. М. Горшенев предлагает свою, отличную от первой и второй, структуру правового статуса, которая включает в себя: субъективные права, юридические свободы, юридические обязанности и юридическую ответственность.5 Но и у этой точки зрения есть свои противники. Отдельные авторы, например, квалифицируют свободу как право на свободу,6 а юридическую ответственность как специфическую обязанность ретроспективного порядка.7

Напротив, авторы усложненной структуры правового статуса включают в него наряду с правами и обязанностями правосубъектность, гражданство, общие правоотношения, гарантии и т. д.8 Так, А. А. Безуглов пишет, что если правовой статус депутата ограничить только субъективными правами и обязанностями, то из него выпадает ряд важных элементов. Поэтому наряду с правами и обязанностями (полномочиями) в правовой статус депутата он включает также политикоправовую природу депутатского мандата, основания возникновения и сроки действия депутатского мандата; гарантии осуществления депутатских полномочий; отчетность, ответственность и поощрение депутатов.9

1 Витрук Н. В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. М., 1979. С. 147—149.

2 Лукашева Е. А. Правовой статус человека и гражданина II Права человека: Учебн. для вузов I Отв. ред. Е. А. Лукашева. М., 1999. С. 92—93.

3 Овсепян Ж. И. Становление парламентаризма в России. Ростов нД, 2000. С. 98.

4 Баглай В. М. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов. 3-е изд., изм. и доп. М., 2002. С. 555.

5 Горшенев В. М. Структура правового статуса гражданина в свете Конституции СССР 1977 года II Правопорядок и правовой статус личности в социалистическом обществе в свете Конституции СССР 1977 года. Саратов, 1980. С. 55.

6 Поляков В. Л. Конституционное право советских граждан на свободу слова. Саратов, 1977. С. 7—9.

7 Тархов В. А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1973. С. 16.

8 Воеводин Л. Д. Юридический статус личности в России: Учебн. пос. М., 1997. С. 27—38; Мату-зов Н. И. Правовой статус личности: понятие, структура, виды II Теория государства и права: Курс лекций I Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2000. С. 269.

9 Безуглов А. А. Теоретические проблемы правового статуса советского депутата: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1971. С. 7.

А. В. Стремоухов, И. Н. Преснов

От структуры, предложенной А. А. Безугловым, значительно отличается структура правового статуса депутата, смоделированная А. В. Зиновьевым. Последний в нее включает: 1) императивность депутатского мандата; 2) функции и формы депутатской деятельности; 3) обязанности и права народных депутатов; 4) гарантии депутатской деятельности.1

Вариант структуры правового статуса депутата, находящийся где-то посредине первых двух, названных выше, предлагает В. А. Шеховцов. Он считает, что статус депутата образуют правовые нормы, устанавливающие права, обязанности, ответственность депутата, а также предусматривающие основные правовые и социальные гарантии его парламентской деятельности.2

Представляется, что узконормативное понимание структуры правового статуса заслуживает внимания потому, что, обобщая только права и обязанности, оно тем самым вычленяет сердцевину правового статуса, его генерирующую основу. Гражданство же, правосубъектность, общие правоотношения и гарантии, по мнению адептов такого понимания, выполняют по отношению к правовому статусу функции либо предпосылок, либо производного элемента, продукта проявления правового статуса.

Сложнонормативный подход к определению структуры конституционноправого статуса депутата также имеет и достоинства, и недостатки. Положительно то, что сторонники такого подхода стремятся в рамках конституционно-правового статуса изучить все явления (правовые и внеправовые), относящиеся к деятельности депутата. Недостаток сложнонормативного подхода состоит в размытости правового статуса, в совпадении его границ с границами конституционно-правового института депутата Государственной Думы.

Общими недостатками обоих названных подходов, как представляется, являются:

1. Отсутствие попытки оттенить индивидуальность элементов структуры правового статуса депутата, их понятийную автономию. Такой поход нельзя признать рациональным, поскольку он противоречит элементарным требованиям понятийной культуры науки, состоящим в том, что каждое явление должно иметь свою понятийную индивидуальность, квалифицироваться как автономная дефиниция. Не случайно ученые, занимающиеся разработкой правового статуса, усматривают, например, однородность юридической свободы и субъективного права, подчеркивая, что каждый из них «выражает различные аспекты, различные признаки»,3 а говоря об ответственности, отмечают, что она отличается от других обязанностей по содержанию — «это всегда обязанность, носящая ущербный, нежелательный для субъекта, на которого она возлагается, характер, ущемляющая его правовой статус, сводящаяся к лишениям определенного ро-

1 Зиновьев А. В. Статус народного депутата в СССР (проблемы теории и практики). Л., 1987. С. 4,

2 Шеховцов В. А. Развитие российского парламентаризма. Владивосток, 2002. С. 219—220.

3 Проблемы советского социалистического государства и права. М., 1969. С. 224.

да».1 Следовательно, с позиции научного поиска можно продолжить исследование предлагаемых учеными элементов конституционно-правового статуса депутата Государственной Думы.

2. При определении относительной самостоятельности структурных элементов конституционно-правового статуса депутата не определяется критерий, с помощью которого авторами той или иной точки зрения группируется вся совокупность правовых явлений, составляющих названный статус. Неясно, почему, например, А. А. Безуглов выделяет 5 элементов статуса, А. В. Зиновьев — четыре, а М. В. Баглай — три?2 Почему первый и третий авторы в качестве элемента структуры выделяют ответственность депутата, а второй о таком элементе даже не упоминает?

Существующие в теории конституционного права модели конституционноправового статуса депутата Государственной Думы на вполне коррелируют со структурой законодательного термина «статус депутата Государственной Думы», очерченной в Конституции РФ и Федеральном законе от 8 мая 1994 г. «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации».3 Так, к примеру, названный закон не содержит норм и положений об ответственности депутата в прямой постановке (о ней закон говорит опосредованно в связи с неприкосновенностью депутата), о мандате депутата, о его функциях. И, тем не менее, правоведы включают названные положения в конституционный статус депутата Государственной Думы в качестве элементов его структуры. И наоборот. Несмотря на то, что Закон о статусе депутата содержит целую главу II «Г арантии деятельности члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы», некоторые конституционалисты в структуре статуса депутата места гарантиям не находят.

Такая разноголосица в среде конституционалистов не способствует адекватному пониманию конституционного статуса депутата Государственной Думы. Чтобы избежать отмеченных недостатков в теории конституционно-правового статуса депутата, по мнению автора, необходимо: 1) опираться на нормы Закона о статусе депутата и 2) определить критерий выделения (определения) элементов конституционного статуса депутата.

Опираться на нормы Федерального закона от 8 мая 1994 г. необходимо:

— для того, чтобы «не растекаться по древу» соответствующего института конституционного права или, хуже того, — выйти за его пределы;

— потому что конституционный статус депутата Г осударственной Думы — это, прежде всего, определенное нормами права динамичное состояние депутата,

1 Кожевников С. Н. Юридическая ответственность // Общая теория права: Курс лекций / Под ред.

В. К. Бабаева. Н. Новгород, 1993. С. 461.

2 Баглай М. В. Конституционное право российской Федерации: Учебник для юрид. вузов. 3-е изд., изм. и доп. М., 2002. С. 555.

3 Далее — Закон о статусе депутата или Федеральный закон от 8 мая 1994 г.

А. В. Стремоухов, И. Н. Преснов

связанное с особой его деятельностью.1 В данном случае речь идет не о социальном статусе лица вообще, а о специальном правовом статусе депутата.2

Не случайно в науке конституционного права понятие «правовой (юридический) статус» исследуется главным образом в отдельных своих проявлениях, связанных с различными его носителями. Например, конституционный статус гражданина РФ, конституционный статус органов государственной власти, правовой статус общественного объединения и т. д.

Таким образом, в конституционном праве речь, как правило, идет об индивидуализированном, специальном статусе субъекта права. Поэтому структура конституционного статуса каждого из субъектов в своей основе может совпадать, а в чем-то — и разниться. Но в любом случае она должна быть отражением соответствующих правовых норм; в нашем случае — норм Федерального закона от 8 мая 1994 г. А в преамбуле названного закона сказано о том, что настоящий закон определяет: 1) права, 2) обязанности, 3) ответственность депутатов Государственной Думы, 4) предусматривает основные правовые и социальные гарантии при осуществлении ими своих полномочий.

Иные проблемы, проблемы, выходящие за рамки указанного закона, могут входить в конституционно-правовой институт депутата Государственной Думы, но не в его конституционный статус. На это обстоятельство однозначно указано в ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 8 мая 1994 г.: «…Статус депутата Государственной Думы определяется Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным законом».

Структура Закона о статусе депутата и определяемого им конституционного статуса депутата Государственной Думы не обязательно должны совпадать. Анализ и синтез норм Конституции РФ и Закона о статусе депутата подвигли автора исследования выделить в качестве критерия для определения элементов структуры конституционного статуса депутата Государственной Думы цель совокупности норм названных законов. Ведь каждая норма закона имеет определенное назначение, цель. При этом какая-то цель может быть достигнута с помощью не одной, а нескольких норм. В этом случае совокупность норм, в т. ч. и Закона о статусе депутата, предназначенных для достижения определенного результата, органически связанных между собой единством цели, и составляет компонент правового статуса депутата Государственной Думы.

Проведя телеологическое толкование норм Федерального закона от 8 мая 1994 г., автор выделил в них 4 группы, каждая из которых имеет свою определенную цель:

1 Безуглов А. А. Теоретические проблемы правового статуса советского депутата: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1971. С. 6; Сивов В. А. Статус советского депутата. Л., 1973. С. 25; Баглай М. В. Конституционное право российской Федерации: Учебник для юрид. вузов. 3-е изд., изм. и доп. М., 2002. С. 555.

2 Якимов А. Ю. Статус субъекта права. С. 8.

— цель первой группы норм — урегулировать возможности (права) депутата Государственной Думы по его участию в законотворческой и представительской деятельности;

— цель второй группы норм — урегулировать социально обусловленные и необходимые действия депутата Государственной Думы (обязанности) как народного представителя;

— цель третьей группы норм — выразить государственное осуждение виновного в правонарушении депутата;

— цель четвертой группы норм — обеспечить (гарантировать) фактическое и беспрепятственное исполнение депутатом своих полномочий.

Названные четыре цели соответствующих норм Закона о статусе депутата и определили структуру специального конституционного статуса депутата Г осу-дарственной Думы, который включает в себя четыре элемента: 1) права депутата, 2) обязанности, 3) ответственность, 4) гарантии депутатской деятельности.

Таким образом, если под общим правовым статусом человека понимается совокупность всеобщих неотчуждаемых прав и обязанностей, закрепленных конституцией и законами,1 то под специальным конституционно-правовым статусом депутата Государственной Думы, следует понимать его фактическое место в системе субъектов конституционного права, связанное с законотворческой деятельностью и народным представительством и обусловленное совокупностью специальных прав, обязанностей, ответственности и гарантий деятельности, установленных Конституцией РФ и Федеральным законом от 8 мая 1994 г.

Закрепляя такой статус, законодатель предоставляет депутатам Государственной Думы особую право- и дееспособность с тем, чтобы последние могли участвовать в законотворчестве и осуществлении иных полномочий, предусмотренных Конституцией РФ и Федеральным законом от 8 мая 1994 г. Ведь реформирование и демократизация общества немыслимы без активного использования депутатом своих прав и обязанностей, без их гарантирования и, в то же время, без повышения ответственности перед обществом. Во всех случаях без определения структуры и содержания статуса депутата Государственной Думы как специального субъекта права невозможно строить систему его правоотношений с другими субъектами права.

1 Витрук Н. В. Правовой статус личности в СССР. М., 1985. С. 8; Козлов Е. И. Основы правового статуса личности как государственно-правовой институт. Гражданство Российской Федерации // Государственное право Российской Федерации / Под ред. О. Е. Кутафина. М., 1996. С. 163; Лукашева Е. А. Правовой статус человека и гражданина // Права человека: Учебник для вузов / Отв. ред. Е. А. Лукашева. М., 1999. С. 91.

Институт депутатского мандата в Российской Федерации

Содержание

Введение

. Правовой статус парламентария

1.1 «Парламентарий» как понятийная категория конституционного права

1.2Правовой статус парламентария в зарубежных странах

2. Институт депутатского мандата в Российской Федерации

.1 Генезис конституционно-правового статуса российского парламентария

.2 Юридическая природа депутатского мандата

Заключение

Список использованных источников

Ведение

Исследование вопроса о правовом статусе депутата имеет большое значение в современной юридической науке, так как парламентское право не стоит на месте, в законодательстве постоянно появляются важные новеллы, затрагивающие основные права и обязанности парламентария. В России идет процесс поиска оптимальной модели функционирования основных элементов новой российской государственности, данный процесс ставит своей целью нахождение таких форм организации этих элементов, которые дали бы возможность объединить все конструктивные условия, направленные на укрепление и повышение дееспособности институтов власти.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *